Посмотрел интервью Латыниной. Латынина — умнейшая женщина из русскоговорящих. Не видел никого с таким мощным логическим аппаратом, цепким и гибким умом. И подобающей смелостью. Без некого уровня смелости ум можно спокойно выкидывать на помойку.

И вот она говорит, каково быть писателем. И я слушаю. И чем дальше она говорит, тем больше я чувствую, что это что-то во мне задевает в хорошем смысле. Как-то она так описывает, что это не профессия, а жизненный выбор. Мне нравится всё больше и больше. Вот, думаю, хочу так же! И потом её спрашивают: о чём же писать? О себе и своих переживаниях? И она отвечает: нет, никогда. Это никому не интересно. Писать надо как устроен мир.

Я аж в осадок выпал. Она как будто зачеркнула всю мою жизнь. И как ей не верить? Она в конце концов выпускает книги, знает что говорит. Значит, так и есть. И её книги действительно такие. Она там вообще себя зачем-то называет “мы”: мы провели работу, мы посмотрели архивы… За этим “мы” она как за вуалью. Это примерно обратное от того, что я бы хотел делать и делаю. Ну в общем. Навела на грустные мысли.

А потом я подумал: подожди. Вот я смотрю это интервью. И оно вообще говоря лучше, чем твои книги. Книги неплохие. Но это лучше. Почему? Не потому ли, что ты наконец-то перестала говорить “мы” и рассказываешь о себе? Как же, как раз поэтому! Ты конечно умная, Юлия Леонидовна, но сейчас ты просто-напросто ошибаешься. И стало мне весело и хорошо.

  •  
  •  
  •  
  •  
  1. А расскажи про корона-кризис. Он каких-то новых мыслей тебе подкинул?

  2. Это как раз к Латыниной. Она об этом много говорила со всеми деталями. А я умею рассказывать только про себя. У меня ничего не поменялось)

  3. “И потом её спрашивают: о чём же писать? О себе и своих переживаниях? И она отвечает: нет, никогда. Это никому не интересно. Писать надо как устроен мир.”

    Безусловно. Я вот думаю, что именно поэтому тяжело быть писателем – про то как устроен мир в интересных всем моментах имхо сложно понять так, чтобы при этом мир тебя не съел по дороге. Типа как Хемингуэй вон военкором был или что-то типа того, т.е. надо в горячие точки мира десантироваться, это отдельной подготовки требует.

    Ну или нужно быть супер-психологом как Чехов, чтобы гениально находить интересное в будничном.

    Даже Лимонов, пишущий о немногом, цепляет переработкой опыта эмиграции, беспорядочной половой жизни в экзотических местах, стрёмного детства (в романе «Подросток Савенко») – т.е. какими-то terra incognita для большинства.

    Тут, видимо, принцип что надо или знакомое целевому читателю описать по-новому или новое облечь во что-то знакомое.

  4. Не, ты не только про себя рассказываешь. Но да, тут надо видимо уметь отбрасывать фокус на себе и своей жизни. Т.е. например Толстой в войне и мире писал историю своей семьи и знакомых, но так что при этом охватил огромный кусок истории огромной страны, через призму истории себя и своей семьи.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *